У каждого города - своя особенность, свое лицо. Есть оно и у Риги. У латвийской столицы, несомненно, женский облик. Речь идет не только о жительницах города, но и о скульптуре и архитектуре. Художники разных времен всегда стремились запечатлеть женские образы. А вот кто в реальности стоял за ними и вдохновлял мастеров – об этом в сюжете Первого Балтийского канала.

Рига - женский город. Хотя бы даже по своему названию. И с этим трудно поспорить. Не говоря уже о главном символе столицы – памятнике Свободы. Или в просторечье – Милде. Кто же была она, вдохновительница Карлиса Зале?

Глеб Пантелеев, скульптор: «По поводу Милды слышал, что это была чуть ли не возлюбленная Карлиса Улманиса. Это ерунда! У Улманиса не было возлюбенных!».

По другой версии, ее прототипом была... леди Винтер. Нет, не героиня Дюма. А некая Милда Винтере.

Увидев ее однажды, скульптор Карлис Зале решил с нее делать эскиз символа Латвии. Хотя многие никакого сходства фигуры на памятнике с этой реальной Милдой не находили.

Зале сделал эскиз. А вот саму фигуру чеканил из меди уже шведский скульптор Мерсмеден.

«В Латвии чеканку такого размера никто тогда не делал, – рассказывает Глеб Пантелеев. – Технологически это было смелое, даже авантюрное решение».

Правда, целиком своего гонорара мастер так и не получил. Латвия требовала у шведа гарантий, что статуя простоит как минимум лет 20. Ну а потом настали другие времена, деньги остались невыплаченными, а Милда стоит до сих пор.

Искусство полно историй. Одна из них связана и с фонтаном у Оперного театра.

Фонтан «Нимфа» скульптор Фольц задумал к открытию после пожара Оперного театра в 1887 году. Но дело с самого начала не заладилось. То Фольц натурщицу не мог долго найти, потом наконец нашел, но с работой стал затягивать. Хотя это было и не в его характере. Разгадка была проста – Фольц влюбился в натурщицу и не хотел с ней расставаться. Когда же девушка согласилась стать его женой, работа была закончена в самые кратчайшие сроки. Правда, многие считают это лишь красивой легендой. На деле же супругой скульптора Августа Фольца была другая женщина.

Но вот историю любви Анны Керн и Александра Сергеевича Пушкина никто не может поставить под сомнение. Правда, встреча их произошла не в Риге. Здесь жила супруга генерала, коменданта Рижской Цитадели Анна Керн. Была она моложе мужа лет на 30 и не любила его. И тут появился Пушкин!

«Эта была женщина выдающейся красоты. И, осмелюсь сказать, сексуальности, - рассказывает Глеб Пантелеев. - Даже в миниатюрах она выглядит невероятно сексуально. Пушкин был поражен, написал стихи. Бредил ею неделю».

Любовь была скоротечной, оставив в памяти лишь чудное мгновенье, строки бессмертного стихотворения и памятник музе,

о которой никто бы и не знал, не будь Пушкин Пушкиным. Хотя этот образ в камне далек от оригинала.

А сколько их еще, этих женских образов! Романтических и героических, вымышленных и реальных. Особенно ценили женскую красоту ваятели эпохи модерн. Но дом на углу Виландес и Элизабетес примечателен еще и тем, что там жила булгаковская Маргарита – супруга писателя Елена Булгакова.

Да и «нехорошая квартира», говорят, была вовсе не в Москве на Садовой, а именно здесь. Так что, если оторвать взгляд от брусчатки, в Риге можно заметить немало интересных и красивых женских лиц.

Прочитать и добавить комментарий
ТЕМЫ
Все видео
Материал скоро появится, журналисты уже работают