Тенста, Стокгольм / Foto: Jānis Vingris

Совершенно противоположные взгляды на ситуацию в районах Стокгольма, столице Швеции, в Ринкебю, Тенста и Хасби, смущали меня перед тем, как я туда отправился, смущают они меня и сейчас - после того, как я там побывал.

Найти проводника - местного шведа, готового отвезти меня в так называемый но-го район Стокгольма Ринкебю, было непросто. Договоренный ранее через знакомых моих знакомых контакт за несколько дней до поездки начал сомневаться, а за день отказался от идеи. Шведский знакомый в Facebook выразил мнение, что проживающие в Ринкебю устали от негативной публичности, и был активен в поиске помощника и консультировании о посещении мест - делал много, чтобы у меня появилось впечатление, что плохая слава Ринкебю преувеличена. Но так и не предложил сам стать гидом туда. Интересно, что предупреждение о возможных неприятностях в Ринкебю я получил от латышей и других приехавших в страну, но от самих шведов - куда более оптимистичный взгляд на это место. Совершенно противоположные мнения о микрорайонах столицы Швеции Ринкебю, Танста и Хусби меня смутили, когда раздумывал о поездке туда, продолжают они смущать и после того, как я там побывал.

Автомобиль сбил оператора, звукооператор получил удар по лицу, на съемочную группу напали агрессивные подростки - это кадры из пережитого съемочной группой австралийской телевизионной передачи «60 минут» в Ринкебю менее двух лет назад.

И Википедия об этом микрорайоне говорит о том же - городской район с высоким уровнем преступности наивысшей категории (most severe category of urban areas with high crime rates). В Швеции около 80 микрорайонов, корторые полиция квалифицировала как ‘risk areas’ - районы риска, 'vulnerable' - уязвимы, Тенста, Хасби, Ринкебю - 'particularly vulnerable' - особо уязвимы.

В Ринкебю полицейского участка после нападения в 2014 году больше нет - в этом микрорайоне нет постоянного присутствия полиции. Она переселилась в более безопасные районы. В планах на будущее - построить особо защищенный полицейский участок, но из-за небезопасной ситуации строительные компании не заинтересованы рисковать безопасностью сотрудников, поэтому неизвестно, когда полиция может туда вернуться.

В конце концов в находящийся рядом с Ринкебю район Тенста меня согласился отвести живущий в Швеции латыш Андис. Он живет в Стокгольме уже 13 лет. Когда спрашивал, готов ли он сопроводить меня в Ринкебю, Андис сперва захотел увидеть, насколько большой будет моя камера. Показал свою GoPro и вторую камеру, размером немного больше. С большей камерой проблемы будут сразу - местные заметят ее сразу и забросают нас камнями, говорит Андис. GoPro лучше всего прикрепить к груди, чтобы не было занятых рук. Такого крепления у меня нет, придется держать в руках. После мгновений нерешительности Андис вместе с еще одним знакомым согласились стать проводниками.

Позднее троим своим шведским знакомым в Фейсбуке я написал: «К сожалению, наше посещение Тенсты оказалось очень коротким». Ответы получил от двух. Одна пишет: «Страшно. Не знал, что вы такие психи». Вторая: «Очень жаль, что так. И грустно, что отдельным злым и угрожающим индивидам удалось создать такое впечатление. Было бы хорошо, если бы у тебя была возможность осмотреть и другие места Ринкебю».

Комментарий проживающей в Стокгольме журналистки Сандры Вейнберги об уязвимых микрорайонах Стокгольма:

Санда Вейнберга, публицист:

В принципе район Ринкебю - классический гетто-район иностранцев в столице Швеции. Таких района два - в Стокгольме это Ринкебю, второй - гетеборский Хисиген. Это такие классические районы, где хотят жить только иностранцы. Они туда приходят, живут и остаются. Там только иностранцы, в школах не хватает шведских детей, которые говорили бы на правильном шведском языке и помогли бы одноклассникам из России, Польши, Пакистана, Боливии правильно выучить язык. В последнее время иностранцев там довольно много, и в связи с тем, что шведы регулярно снимают Ринкебю и большинство сюжетов критичны, у жителей Ринкебю образовалась неприязнь к журналистам. Они, как увидят камеру, понимают, что материал будет критичным. Я хотела бы сказать, что там с камерой лучше не появляться. Может быть, если бы вы просто подошли и поговорили с ними, все бы было иначе. Но, как только они увидели камеру, они поняли, что будет критичный материал, поэтому начали бросать камнями.

Ситуация довольно трагична - в течение последних шести месяцев убиты пять человек, все они одной национальности - сомалийцы. Происходит так, что одна иностранная банда сводит счеты с другой. Даже некрасиво, что полиция особо тщательно этих убийц не ищет, так как, если одна группа иностранцев сводит счеты с другой, то шведам бояться особо нечего. Но люди реально умирают, и я понимаю сомалийцев, которым страшно выходить на улицу и отпускать своего ребенка в школу. К примеру, позавчера и вчера в Ринкебю патруль смерти рассчитался со своими врагами и конкурентами. Там боливийцы, югославы - различные группировки, которые есть и в Мяльме. И это парадоксально, что они сводят счет главным образом именно с иностранцами.

Я действительно думаю, что и Хисинген и Ринкебю для шведов - проблема. Почему иностранцы хотят всей толпой там жить... Шведы всеми силами пытаются из разместить в других районах. Очевидно, они среди шведов не чувствуют себя комфортно, как среди своих поляков, арабов, русских и боливийцев.

Комменатрий проживающий в Стокгольме латышки Алисы (имя изменено):

Швеция - очень эмоциональная, мультинациональная. Люди настолько разные, что они друг друга как бы принимают, не зная, что происходит со вторым человеком. Очень многие даже не были в таких Ринкебю и Тенсте. Им как бы все равно. Я жила там и, если сейчас мне кто-то скажет - слушай, поехали на экскурсию в Ринкебю, я отвечу - иди ты! Потому что я знаю, что там сейчас происходит. Я смотрю новости, читаю газеты, я проинформирована о том, что там происходит. Я жила там до этого. У меня была ситуация - вышла из железнодорожной станции Тенсты около полуночи, в четырех-пяти метрах от меня лежит убитый мужчины, накрытый пленкой, семь полицейских автомобилей, и мне по темноте идти домой. И думаю, бояться мне или нет... И я шла домой, и каждые пять метров полиция. И это не было один раз. Там непрерывно была полиция, непрерывно над Ринкебю и Тенстой летали вертолеты, очень, очень низко. Это означает, что они что-то искали.

Есть школы, в которых преимущественно чернокожие дети. Но рассказ не об этом, а о различии в культурах. И бывает, что в классе есть более светлый ребенок или совсем светлый - как мы. Его бьют, колотят, ограничивают. И этот ребенок ничего не может сделать.

Никогда в жизни не снимала бы ни в Ринкебю, ни в Тенсте. Хорошо, что это все так закончилось. Потому что не знаешь, куда ногу поставить. Там, где вы были - это центр Тенсты, там все магазины, все люди, они все как одна большая семья. Если ты не говоришь на арабском... Там супер фейс-контроль. Там никто не различает, латыш ты или афганец, или фотограф, журналист - все равно, кто ты.

Прочитать и добавить комментарий
ТЕМЫ
Все видео
Материал скоро появится, журналисты уже работают